Цвет сайта:
Б
Ч
Г
Изображения:
Вкл
Выкл
Интервал:
Большой
Средний
Стандартный
Главная Сведения
об образовательной организации
Центр инновационных
образовательных технологий

по развитию одаренных детей
Шаг в будущее Всероссийская
олимпиада школьников
Школьный информационно-библиотечный центр

Поиск по сайту

Карта сайта Версия для слабовидящих

Николай Карамзин

 

Николай Карамзин

Годы жизни: 

12 декабря 1766 — 03 июня 1826

Страна рождения: 

Российская империя

Сфера деятельности: 

Писатель 

Поэт

Содержание

1.    «Любил грустить, не зная о чем…»

2.   Человек пера и мысли

3.   Первый и последний историограф

Николай Михайлович Карамзин — великий русский писатель, крупнейший литератор эпохи сентиментализма. Писал художественную прозу, лирику, пьесы, статьи. Реформатор русского литературного языка. Создатель «Истории государства Российского» — одного из первых фундаментальных трудов по истории России.

«Любил грустить, не зная о чем…»

Карамзин родился 1 (12) декабря 1766 года в селе Михайловка Бузулукского уезда Симбирской губернии. Вырос в деревне отца, потомственного дворянина. Интересно, что род Карамзиных имеет тюркские корни и происходит от татарского Кара-мурзы (аристократического сословия).

О детстве писателя известно немного. В 12 лет его отправляют в Москву в пансион профессора Московского университета Иоганна Шадена, где молодой человек получает первое образование, изучает немецкий и французский языки. Еще через три года он начинает посещать лекции знаменитого профессора эстетики, просветителя Ивана Шварца в Московском университете.

В 1783 году по настоянию отца Карамзин поступает на службу в Преображенский гвардейский полк, но вскоре выходит в отставку и уезжает в родной Симбирск. В Симбирске происходит важное для молодого Карамзина событие — он вступает в масонскую ложу «Золотого венца». Это решение сыграет свою роль чуть позже, когда Карамзин вернется в Москву и сойдется со старым знакомым их дома — масоном Иваном Тургеневым, а также писателями и литераторами Николаем Новиковым, Алексеем Кутузовым, Александром Петровым. Тогда же начинаются первые попытки Карамзина в литературе — он участвует в издании первого русского журнала для детей — «Детское чтение для сердца и разума». Четыре года, проведенных им в обществе московских масонов, оказали серьезное влияние на его творческое развитие. В это время Карамзин много читает популярных тогда Руссо, Стерна, Гердера, Шекспира, пробует переводить.

«В кружке Новикова началось образование Карамзина, не только авторское, но и нравственное».

Литератор И.И. Дмитриев

Человек пера и мысли

В 1789 году следует разрыв с масонами, и Карамзин отправляется путешествовать по Европе. Он объехал Германию, Швейцарию, Францию и Англию, останавливаясь преимущественно в больших городах, центрах европейского просвещения. Карамзин посещает Иммануила Канта в Кёнигсберге, становится свидетелем Великой французской революции в Париже.

Именно по результатам этой поездки он пишет знаменитые «Письма русского путешественника». Эти очерки в жанре документальной прозы быстро обрели популярность у читателя и сделали Карамзина известным и модным литератором. Тогда же, в Москве, из-под пера литератора появляется на свет повесть «Бедная Лиза» — признанный образец русской сентиментальной литературы. Многие специалисты по литературоведению считают, что именно с этих первых книг начинается современная русская литература.

«В начальный период его литературной деятельности Карамзину был свойствен широкий и политически довольно неопределенный «культурный оптимизм», вера в спасительное влияние успехов культуры на человека и общество. Карамзин уповал на прогресс наук, мирное улучшение нравов. Он верил в безболезненное осуществление идеалов братства и гуманности, пронизывавших литературу XVIII века в целом».

Ю.М. Лотман

В противовес классицизму с его культом разума, по следам французских литераторов Карамзин утверждает в русской литературе культ чувств, чувствительности, сострадания. Новые «сентиментальные» герои важны прежде всего способностью любить, отдаваться чувствам. «Ах! Я люблю те предметы, которые трогают мое сердце и заставляют меня проливать слезы нежной скорби!» («Бедная Лиза»).

«Бедная Лиза» лишена морали, дидактизма, назидательности, автор не поучает, а пытается вызвать у читателя сопереживание героям, что отличает повесть от прежних традиций классицизма.

«Бедная Лиза» потому и была принята русской публикой с таким восторгом, что в этом произведении Карамзин первый у нас высказал то «новое слово», которое немцам сказал Гёте в своем «Вертере». Филолог, литературовед В.В. Сиповский

Тогда же начинается и реформа литературного языка — Карамзин отказывается от старославянизмов, населявших письменный язык, ломоносовской высокопарности, от использования церковнославянской лексики и грамматики. Это сделало «Бедную Лизу» легкой и приятной повестью для чтения. Именно сентиментализм Карамзина стал фундаментом развития дальнейшей русской литературы: от него отталкивался романтизм Жуковского и раннего Пушкина.

«Карамзин сделал литературу гуманною».

А.И. Герцен

Одна из важнейших заслуг Карамзина — обогащение литературного языка новыми словами: «благотворительность», «влюбленность», «вольнодумство», «достопримечательность», «ответственность», «подозрительность», «утонченность», «первоклассный», «человечный», «тротуар», «кучер», «впечатление» и «влияние», «трогательный» и «занимательный». Именно он ввел в обиход слова «промышленность», «сосредоточить», «моральный», «эстетический», «эпоха», «сцена», «гармония», «катастрофа», «будущность» и другие.

«Писатель-профессионал, один из первых в России имевший смелость сделать литературный труд источником существования, выше всего ставивший независимость собственного мнения».

Ю.М. Лотман

В 1791 году начинается деятельность Карамзина-журналиста. Это становится важной вехой в истории русской литературы — Карамзин основывает первый русский литературный журнал, отца-основателя нынешних «толстых» журналов — «Московский журнал». На его страницах выходит ряд сборников и альманахов: «Аглая», «Аониды», «Пантеон иностранной словесности», «Мои безделки». Эти публикации сделали сентиментализм основным литературным течением в России конца XIX века, а Карамзина — его признанным лидером.

Но скоро следует глубокое разочарование Карамзина в прежних ценностях. Уже через год после ареста Новикова закрывается журнал, после смелой карамзинской оды «К Милости» милости «сильных мира» лишается сам Карамзин, едва не попав под следствие.

«Доколе гражданин покойно, без страха может засыпать, и всем твоим подвластным вольно по мыслям жизнь располагать; …доколе всем даешь свободу и света не темнишь в умах; доколь доверенность к народу видна во всех твоих делах: дотоле будешь свято чтима… спокойствия твоей державы ничто не может возмутить».

Н.М. Карамзин. «К Милости»

Большую часть 1793–1795 годов Карамзин проводит в деревне и выпускает сборники: «Аглая», «Аониды» (1796). Он задумывает издать нечто в роде хрестоматии по иностранной литературе «Пантеон иностранной словесности», но с большим трудом пробивается через цензурные запреты, не допускавшие печатать даже Демосфена и Цицерона…

Разочарование во Французской революции Карамзин выплескивает в стихах:

Но время, опыт разрушают
Воздушный замок юных лет…
…И вижу ясно, что с Платоном
Республик нам не учредить…

В эти годы Карамзин все больше переходит от лирики и прозы к публицистике и развитию философских идей. Даже «Историческое похвальное слово императрице Екатерине II», составленное Карамзиным при восшествии на престол императора Александра I — преимущественно публицистика. В 1801–1802 годах Карамзин работает в журнале «Вестник Европы», где пишет в основном статьи. На практике его увлечение просвещением и философией выражается в написание трудов на исторические темы, все более создавая знаменитому литератору авторитет историка.

Первый и последний историограф

Указом от 31 октября 1803 года император Александр I дарует Николаю Карамзину звание историографа. Интересно, что титул историографа в России после смерти Карамзина не возобновлялся.

С этого момента Карамзин прекращает всякую литературную работу и в течение 22 лет занимается исключительно составлением исторического труда, знакомого нам как «История государства Российского».

Карамзин ставит себе задачу составить историю для широкой образованной публики, не быть исследователем, а «выбрать, одушевить, раскрасить» все «привлекательное, сильное, достойное» из русской истории. Важный момент — труд должен быть рассчитан и на иностранного читателя, чтобы открыть Россию Европе.

В работе Карамзин пользовался материалами Московской коллегии иностранных дел (особенно духовными и договорными грамотами князей, и актами дипломатических сношений), Синодальным хранилищем, библиотеками Волоколамского монастыря и Троицко-Сергиевой лавры, частными собраниями рукописей Мусина-Пушкина, Румянцева и А.И. Тургенева, составившего коллекцию документов папского архива, а также многими другими источниками. Важной частью работы стало изучение древних летописей. В частности, Карамзин обнаружил ранее неизвестную науке летопись, названную Ипатьевской.

В годы работы над «Историей…» Карамзин в основном жил в Москве, откуда выезжал только в Тверь и в Нижний Новгород, на время занятия Москвы французами в 1812 году. Лето он обыкновенно проводил в Остафьеве, имении князя Андрея Ивановича Вяземского. В 1804 году Карамзин женился на дочери князя, Екатерине Андреевне, родившей писателю девятерых детей. Она стала второй женой писателя. Впервые писатель женился в 35 лет, в 1801 году на Елизавете Ивановне Протасовой, умершей через год после свадьбы от послеродовой горячки. От первого брака у Карамзина осталась дочь Софья, будущая знакомая Пушкина и Лермонтова.

Главным общественным событием жизни писателя в эти годы стала «Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях», написанная в 1811 году. В «Записке…» отражались взгляды консервативных слоев общества, недовольных либеральными реформами императора. «Записка…» была передана императору. В ней, некогда либерал и «западник», как сказали бы сейчас, Карамзин предстает в роли консерватора и пытается доказать, что никаких фундаментальных преобразований проводить в стране не нужно.

И вот в феврале 1818 года Карамзин выпускает в продажу первые восемь томов своей «Истории государства Российского». Тираж в 3000 экземпляров (огромный для того времени) распродается в течение месяца.

«Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Она была для них новым открытием. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка — Колумбом».

А.С. Пушкин

«История государства Российского» стало первым трудом, ориентированным на самого широкого читателя, благодаря высоким литературным достоинствам и научной скрупулезности автора. Исследователи сходятся во мнении, что этот труд одним из первых способствовал становлению национального самосознания в России. Книга была переведена на несколько европейских языков.

Несмотря на огромную многолетнюю работу, Карамзин не успел дописать «Историю…» до своего времени — начала XIX века. После первого издания были выпущены еще три тома «Истории…». Последним оказался 12-й том, описывающий события Смутного времени в главе «Междоцарствие 1611–1612». Книга вышла уже после смерти Карамзина.

Карамзин был целиком человеком своей эпохи. Утверждение в нем монархических взглядов к концу жизни сблизило писателя с семьей Александра I, последние годы он провел рядом с ними, проживая в Царском Селе. Смерть Александра I в ноябре 1825 и последующие события восстания на Сенатской площади стали настоящим ударом для писателя. Николай Карамзин скончался 22 мая (3 июня) 1826 года в Санкт-Петербурге, похоронен он на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

 

Прекрасные дамы Николая Карамзина

12 декабря празднуется день рождения Николая Карамзина — писателя, который участвовал в создании русского литературного языка и научил его красоте своих современников, в том числе Александра Пушкина. Еще он написал многотомную «Историю государства Российского»: благодаря ей русское общество впервые познакомилось со своей тысячелетней историей. Однако сегодня мы решили заглянуть в карамзинскую гостиную и рассмотреть, какие прекрасные дамы его окружали. Рассказывает Софья Багдасарова.


Жена

Екатерина Андреевна, урожденная Колыванова (1780–1851), была второй супругой знаменитого историографа. А еще она приходилась единокровной (внебрачной) сестрой поэту Петру Вяземскому.

С Карамзиным она обвенчалась в 1804 году, и вскоре их гостиная в Петербурге (летом — в Царском Селе) заслуженно приобрела репутацию лучшего литературного салона города. Здесь собирались и представители светской публики, и блестящие интеллектуалы: это был один из немногих салонов, где, как писал современник, «говорили по-русски и не играли в карты».

В 1816 году в их дом попал юный Пушкин и влюбился в Екатерину без памяти. Даже великий Карамзин, которого в юности Пушкин весьма почитал, для него терялся на фоне своей жены. «Скажи, не будешь ли сегодня / С Карамзиным, с Карамзиной?» — писал он, например, Жуковскому. Существует версия, что именно она является «утаенной любовью» поэта.

Жена Карамзина отличалась не только красотой, но и вкусом и эрудицией. Она помогала историографу, вычитывая корректуру 12-томной «Истории», а после его смерти довела до конца издание последнего тома.

Карамзин умер в 1826 году, однако салон оставался местом притяжения поэтов и писателей еще четверть века. К его хозяйкам приезжали несколько поколений русских писателей — и Жуковский, и Пушкин с Вяземским, и Лермонтов с Гоголем. Также здесь бывали Брюллов, Глинка и Даргомыжский, Владимир Одоевский, Мятлев, Растопчина, Самарин, Смирнова-Россет, Соболевский и многие другие. Это был «истинный оазис литературных и умственных интересов», который вдобавок украшали многочисленные дочери писателя. Здесь впервые были прочтены вслух авторами и лермонтовский «Демон», и гоголевские «Мертвые души».


Старшая дочь

Софья Николаевна Карамзина (1802–1856) была ребенком писателя от первого брака с Елизаветой Протасовой. Потеряв мать в младенчестве, она воспитывалась мачехой Екатериной Андреевной вместе с девятью братьями и сестрами (из которых выжило пятеро).

Оставшись незамужней и занимая привилегированное положение фрейлины, в поздний период существования литературного салона Карамзиных она перехватила эстафету хозяйки у своей немолодой мачехи.

Софья — друг и ровесница Пушкина, со временем стала еще большей приятельницей юного Лермонтова, который посвящал ей стихи и писал ей множество писем из разных уголков России. Именно к Софье обратилась бабушка Лермонтова с просьбой похлопотать через Жуковского о прощении внука за очередную дуэль. Говорят, именно в квартире Карамзиных перед своим отъездом в ссылку он сочинил знаменитые «Тучки небесные…».

Софья была старше Лермонтова на 12 лет, и он почитал ее и как друга, и как человека, связанного с Пушкиным. В ее знаменитый альбом Пушкин как-то написал стихотворение «Три ключа» — а в 1839 году Лермонтов написал ей туда и свои строчки, сказав, что если они ей не понравятся, то она может их уничтожить. Посвящение действительно показалось ей «слабым и попросту скверным», и по предложению Лермонтова она порвала эту страницу. Взамен Лермонтов вписал туда сохранившееся до наших дней программное произведение «Любил и я в былые годы…».


Средняя дочь

Екатерина Николаевна, в браке княгиня Мещерская (1806–1867), была старшей из дочерей Карамзина от второго брака и единственной вышедшей замуж.

Как и другие дочери Карамзина, она взрослела в атмосфере, полной стихов. Уже 12-летней девочке писал в альбом Жуковский («Будь, милая, с тобой любовь Небес святая…»). Через девять лет ей посвящает «Акафист» Пушкин — «…тебе, сияющей так мило / Для наших набожных очес». Писал ей и дядя — Петр Вяземский. Выйдя замуж в 1828 году, Екатерина стала проводить меньше времени в салоне матери и сестры, где царила беззаботная молодежь, веселились холостые братья Андрей, Александр и Владимир.

Мещерская, которая называла Пушкина «нашим насущным хлебом» и пеняла ему за то, что он много проигрывает в карты, позже оставила подробное письмо с описанием обстоятельств его гибели. А на следующий год она породнилась со своим усопшим другом — сестра ее мужа вышла замуж за Ивана Гончарова, брата Натальи. А спустя несколько лет именно ей старшая сестра Софья пишет о возникшем в их салоне юном гусаре «Лермантове», который со временем станет ее близким другом и будет фигурировать в переписке все чаще.

Сыном Екатерины был писатель Владимир Мещерский, во 2-й половине XIX века писавший сатирические романы из великой светской жизни с заглавиями наподобие «Женщины из петербургского большого света», «Лорд Апостол в петербургском большом свете» или «Ужасная ночь», которые не раз высмеивал молодой Чехов.


Младшая дочь

Елизавета Николаевна Карамзина (1821–1891) потеряла отца в пятилетнем возрасте. Как и старшая сестра Софья, она стала фрейлиной и осталась незамужней. Ее подругами были известные фрейлины — мемуаристка Анна Федоровна Тютчева (дочь поэта) и Александра Андреевна Толстая (любимая тетка писателя). Лев Толстой писал о ней в 1857 году: «Лиза Карамзина, старая барышня лет за тридцать, обожающая свою племянницу, свою сестру, своего зятя и всех на свете. Я ее шутя прозвал — пример самоотвержения».

После смерти матери в 1851 году настал конец салону Карамзиных. Незамужние Софья и Лиза переселились в дом средней сестры княгини Мещерской. Своего состояния у них не было — они жили на пенсию, которую выплачивало им государство как детям императорского историографа.


Невестка

Аврора Карловна Карамзина (1808–1902) — самая блестящая из дам, носивших эту фамилию, приобрела ее много позже смерти писателя, когда в 1846 году вышла замуж за его сына Андрея.

Аврора, в девичестве Шернваль, а в первом браке Демидова, была одной из самых прекрасных женщин Петербурга. Баратынский писал о ней в 1824: «Выдь, дохни нам упоеньем, / Соименница зари» (Лермонтов же предпочитал ее сестру, графиню Мусину-Пушкину: «Графиня Эмилия — белее, чем лилия»). Свадьба с представителем уральской династии принесла Авроре гигантское состояние — однако этот брак был устроен императрицей, у которой она служила фрейлиной. За сына Карамзина она вышла уже по любви.

Увы, в 1854 году Андрей Карамзин, который ушел добровольцем на Крымскую войну, погиб в кавалерийской атаке. Ее приятель Тютчев был глубоко потрясен обликом печальной вдовы и оставил в письмах образ Авроры, окаменевшей от горя. Кстати, именно Демидова познакомила императрицу с произведениями поэта Аполлона Майкова, о чем мы узнаем также из писем Тютчева.

Детей во втором браке у нее не было, и остаток жизни Карамзина посвятила благотворительности, в основном на родине — в Финляндской губернии, где и скончалась. Уже в 1920-е годы поэт Георгий Маслов посвятил ей поэму «Аврору», которая вышла с предисловием его друга Тынянова. А несколько лет назад Аврора попала в новостные заголовки: портрет Карамзиной кисти Брюллова, который достался ее потомкам Демидовым — югославским принцам Карагеоргиевичам, был выставлен на аукцион Sotheby’s. За ним охотилась Третьяковская галерея, но приобрела его Галина Вишневская. После ее смерти коллекцию Ростроповича-Вишневской выкупил миллионер Алишер Усманов и передал в Константиновский дворец в Стрельне.

 

К юбилейной дате в читальном зале школьного информационно-библиотечного центра педагогом-библиотекарем  Татьяной Александровной Костициной, оформлен стенд. 

Презентация

Викторина

   

НАШ ЛИЦЕЙ ВХОДИТ В ТОП-100 ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ БИОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ПРОФИЛЯ

Опрос
Необходимо ли родителям повышать свою компетентность в области информационно-коммуникационных технологий?


  Проголосовало: 2274




Атлас профессий

ТЕМП
Разработка сайта